JXTC Ethos - шаблон joomla Видео

Вадим Гречанинов. Мысли вслух.

     Вместе с  тем, судя по заявлениям,  президент и его команда переключают  свое внимание на внутренние  проблемы безопасности, указав на то, что  в государстве «критически ослаблены …органы сектора безопасности». Президент привел, не скрывая, в общем - то широко известные для специалистов  данные,  о том, что «Финансирование украинского сектора безопасности  в расчете на одного сотрудника в 3 раза меньше, чем в РФ и на порядок меньше, чем в странах НАТО.  Вооруженные Силы  Украины ограниченно готовы для выполнения задач по предназначению. Вооружение и военная техника морально и физически  устарели,  недостаточно финансируется  проведение  боевой подготовки».

       Учитывая то, что нынешний президент в отличие от предыдущего – человек дела, а не только деклараций, можно надеяться на улучшение  положения в этом вопросе.

      Тем более, что Виктор Янукович далее с откровением рассуждает  о том,  что «политика внеблоковости и требований  достаточной обороноспособности  требуют от нас быстрых и решительных действий относительно развития нашего сектора безопасности. Необходимы срочные меры.  Среди них  - восстановление роли  Совета национальной  безопасности и обороны  Украины как центра выработки политики преобразований в этом секторе. После принятия  нового Закона «Об основах  внешней и внутренней  политики» по времени – Стратегия национально безопасности  и Военная доктрина».

      Относительно последовательности в  подготовке следующих документов, то  все это  верно, однако, содержание  выше упомянутого    закона, который уже  принят  Верховной Радой ( 259  голосами народных депутатов из 279 зарегистрированных в зале) вызывает недоумение и тревогу  в отношении будущего Украины.

      Речь в первую очередь идет об установлении для Украины статуса внеблокового государства в условиях  продления срока пребывания оперативного морского объединения РФ – ЧФ на нашей территории на столь длительный срок, превышающий время  рождения и осмысления  смысла жизни новым  человеческим  поколением.

       Ведь,  прошедшие 18 лет объективно показали, что в существующих, зависимых условиях,   Украина не смогла проводить независимую от Российской Федерации внешнюю политику, что и привело к сегодняшней ситуации.

      И на дальнейшее – можно сколько угодно  называть себя внеблоковым государством, издавать по этому поводу  законы, но все это,  просто  исходя из  объективных условий, не даст возможности Украине быть фактически  самостоятельным  внеблоковым государством.

       Если  подходить к проблеме с позиции  обеспечения в этих условиях военной безопасности, то внеблоковый статус Украины  требует принятие достаточно по времени  продолжительных и дорогостоящих мер. Это и преобразования структуры, увеличения  для обеспечения внеблоковости численности  ВС  и призывного континента с одновременным продлением срока  срочной службы до 1,5 – 2-х лет, укрепления общей мобилизационной системы и оборонно-промышленного потенциала.

      А как же быть  «со срочными мерами»,  о которых  в Послании говорит президент?

      Поэтому возникает естественный вопрос, что Украина может сделать сегодня, в срочном порядке, как указывает президент, или,  скажем,  в течение  года,  для  обеспечения  военной безопасности   в интересах осуществления данного проекта внеблоковости?

    Наверно, в его поддержку можно осуществить механически по времени  два – три основных  действий. Первое -   увеличить численность Вооруженных Сил на 100 и более тысяч за счет   большего числа  призываемых в армию в ходе  2-3-х предстоящих  осеннего и весеннего призывов  и  второе – увеличить срок службы  для призываемых  до  1,5 – 2 –х  лет. Действительно, если будет принято соответствующее решение, то  эти мероприятия по времени можно осуществить. Но, все это стоит денег и больших денег, а ведь военный  бюджет если и увеличен в 2010 году по сравнению с минимальным бюджетом  2009 года, то очень не значительно и можно откровенно сказать, что это мизерное  увеличение   фактически носит чисто  политический характер со стороны  власти.

        Надо сказать, что в перечень   принятых первоочередных мер следует отнести и тот положительный факт, что новая власть оперативно  решила ( в интересах боевой подготовки армейских и других подразделений) вопрос  относительно полного  участия украинских  подразделении во всей серии предлагаемых, как со стороны НАТО, так и России, учений и миротворческих мероприятиях.

       Вот, наверно, и все, что может сделать государство в ближайшие годы в интересах обеспечения своей внеблоковости, конечно, обеспечив все это финансово.

       Что же касается других, тоже основных мероприятий в обеспечении внеблокового статуса Украины, которые связаны с приобретением современных   техники и оружия, созданием профессиональной армии по контракту, решения социальных проблем военнослужащих, в частности, собственного жилья ( по последним данным 47 тысяч военнослужащих, которые служат, и военных пенсионеров стоят в очереди на приобретение квартир), то эти  вопросы требуют значительных средств и времени, исчисляемого годами   

    В результате всех этих,  необъяснимых  по своей  логике,  утверждений  со стороны власти, Украина оказывается не способной обеспечить в военном, оборонном отношении задекларированный  внеблоковый статус за счет собственных сил и средств и поэтому на неопределенное время попадает в униженное  вассальное  военно - политическое положение и  зависимость  от России. 

 

     А как в таких условиях  охарактеризовать национальную безопасность? Во власти бытует мнение, что она в новых условиях повысилась за счет того, что Россия теперь на нас не нападет и провокаций, подобных «с островом Тузла» не будет. Безусловно, следует отрезвиться от таких  ожиданий. Потеряв часть суверенитета в результате договоренностей по ЧФ, Украина, по сути, становится  каким то, даже не основным,   участником  внешних  планов России, объектом ее политики и просто не может уже претендовать на индивидуальную национальную безопасность. А общая  совместная безопасность с Россией в условиях терроризма, наркотрафика, незаконной миграции, незащищенности границ и других опасностей не дает никаких положительных гарантий  безопасности  для Украины, как объекта политики России.

 

     Желание некоторых наших руководителей, оправдывая себя,  показать, что Черноморский Флот  РФ – это «заржавевшее железо» и что это только политический аргумент балансирования России в регионе Черного моря -  в корне не верно.

      Во-первых, необходимо  представлять, что в бассейне Черного моря  военные суда  всех прибрежных  стран  - это в основном  старые, выслужившие все сроки, проекты. Несколько в лучшую сторону отличается  флот  Турции,  базирующийся и в Средиземном, и в Черном морях. Следует понимать и то, что  любое действие по усилению,  переоснащению и модернизации морской группировки  одной страны или группировки, вызывает ответную соответствующую реакцию со стороны всех других стран.  Так, уже широко известно, что в ответ на усиление морской  базы Констанца  и морской группировки Румынии – страны НАТО, Россия закупает  у Франции  вертолетоносцы  «Минстраль» в комплексе с передачей технологии и заказов для российских предприятий для производства этих кораблей. По замыслу, один из  этих  судов  с охранением будет базироваться в Черном море.

        Наибольшую ценность представляет для всех черноморских государств  условия базирования кораблей и  величины прибрежных территорий, которыми владеет страна.  По сути, все страны имеют только открытые рейды для  стоянок и базирования кораблей, исключение составляет в определенной степени база в Констанце  и частично  побережье  Турции. Безусловно,  ни в какое сравнение с открытым расположением  кораблей  нельзя  представить  базирование  Черноморского  флота в естественных бухтах Севастополя, который теперь еще  на 32 года   будет  находиться  в распоряжении  России.

     Во-вторых, регион Черного моря, как и многие другие районы на планете, является местом соприкосновения  интересов противостоящих военно-политических  группировок и  организаций. В нашем районе  это  были  НАТО и Россия во главе с  ОДКБ.  РФ в своей новой  Военной доктрине  2010 года прямо указала, что главной внешней опасностью для себя считает  приближение военной инфраструктуры  стран-членов НАТО к границам РФ путем расширения блока. Понятно, что  такое  расширение   возможно  было только за счет Украины, Грузии, Молдовы и может быть  Беларуси. Таким образом,  Украина, добровольно отказавшись от интеграции в НАТО, становиться в российских  доктринальных планах  бесправным территориальным внеблоковым буфером, не имеющим реальных  гарантий от внешней  опасности,  подчиненным политике России.

      В-третьих,  после расширения НАТО за счет Болгарии и Румынии в регионе Черного моря нарушился баланс сил в пользу альянса. С одной стороны оказались три страны НАТО: Турция, Румыния и Болгария, а также две страны, стремящиеся в НАТО: Грузия и Украина. С другой стороны – одна Россия, которая после грузино-российской войны 2008 года сумела расширить свои береговые территориальные владения, захватив  у  Грузии и подчинив себе Абхазию. Но это и все, Россия оставалась одна – никакого баланса сил не получалось. И тут подвернулась, готовая  на все,  ради достижения власти в стране,  Украина, тем более, что по срокам здесь как раз  подошли условия  смены власти – выборы четвертого президента.

      В результате,  в черноморском регионе сложился вполне приемлемый  для России  и практически равный баланс сил. И главную роль в этом сыграла Украина,  не так за счет увеличения  состава сил на стороне России, как за счет  территории,   побережья   Крыма и,  особенно, за счет базирования  ЧФ РФ  в   Севастополе.

 

      Надо сказать, что украинская сторона в сложившейся обстановке, все же сумела, в свою пользу,  решить ряд вопросов, которые ждали этого  еще  с 1997 года. Так, после ратификации Соглашения о продлении срока пребывания  ЧФ в Крыму до 2042 года, в  рамках подкомиссии по вопросам  функционирования ЧФ РФ и его пребывания на территории Украины, был обсужден проект  концепции Протокола между  правительствами  Украины и России относительно согласования  передвижений  военных формирований  ЧФ РФ на территории Украины вне мест их дислокации. Согласован также текст межправительственного договора о взаимодействии во время проведения инспекционных мероприятий  в местах дислокации военных  формирований ЧФ в рамках многосторонних международных документов по разоружению. Продолжается работа  над проектами двусторонних соглашений о действиях государств в кризисных ситуациях, взаимодействии в упреждении чрезвычайных ситуаций и ликвидации их последствий в местах дислокации ЧФ РФ на территории Украины.

      Следует подчеркнуть, что проблемы пребывания ЧФ РФ в Украине на самом деле, еще с 1997 года требовали и требуют дальнейшего урегулирования. Сегодня же усилился риск того, что реализация достигнутых сейчас  договоренностей будет иметь последствия для национальной безопасности в средне- и долгосрочной перспективе, заключающиеся в том, что ЧФ РФ вообще не покинет Крым и Севастополь. Ведь, Соглашение, предусматривающее пролонгацию  пребывания ЧФ РФ в Крыму до 2042 года, является беспрецедентным политико-политическим бартером – обменом условных экономических преференций РФ на  стратегические политические уступки со стороны Украины, связанные с  потерей части ее  суверенитета. При этом остается открытым и вопрос  делимитации Азово-Керченской  акватории, существует угроза  отхода Украины  от собственных переговорных позиций  и передачи Керчь-Еникальского  канала в совместное пользование. 

 

       В качестве некоторого итога рассмотренных черноморских  проблем, можно  высказать мысль о том, что если бы президент более внимательно вник в суть происшедших событий и вероятных последствий, он не сдал так легко в пользу России на такой длительный срок  приоритеты Украины в Черном море, в Крыму и Севастополе.

       Ведь с Украиной более сильный и опытный «союзник» провел, хорошо известную еще со времен экономиста  Адама Смита  так называемую  операцию «дружественного поглощения». Смысл этого поглощения заключается в том, что более слабому и неопытному участнику переговоров предлагается на первый взгляд приемлемые и полезные для него условия. При этом, главную роль играют два фактора: быстрота действий, чтобы оболваненный не одумался. И подбор соответствующих кадров. Харьковские черноморские  договоренности – классический прием такого оболванивания украинцев. Харьковские договоренности прошли молниеносно и не в Киеве, а смена и  подбор кадров говорят сами за себя: новый министр обороны из моряков, новый командующий ВМС  Украины из адмиралов ЧФ РФ, новый начальник ГШ ВС Украины и другие назначения.  Причем, я в никоем случае не хочу сказать чего-то отрицательного в адрес этих назначенных специалистов. Это ответственные лица, находящиеся под присягой и решения  существующей власти в государстве для них закон. Судя по всему, операция «дружественное поглощение» прошла под чутким руководством из-за «дружественного» российского  рубежа.

        В  Украине был и свой сценарий для  переговоров в отношении вынужденного оставления ЧФ РФ на нашей территории и после 2017 года. В Украине некоторые знали, многие чувствовали, что российский   флот  не уйдет в 2017 году на свою территорию – для этого Россией с нашей пассивной помощью просто  не было  создано соответствующих   условий. Украинское руководство провалило этот вопрос государственного контроля.

      Наш коллектив  можно отнести к той части украинской общественности, которая, зная проблему, не верила в то, что российский флот  покинет нашу территорию, и постоянно  предупреждала  об этом  соответствующих  ответственных   лиц, Мы  писали об этом и говорили  в  многочисленных выступлениях в регионах и Киеве. Поэтому нами  был разработан свой вариант  договоренностей с Россией и он был доложен в рабочем порядке ответственному лицу в МИДе еще около полу-тора года тому назад. При этом, мы, конечно, не могли тогда знать, что будут предлагать россияне, но чувствовали, что это будет прямая кабала, как и вышло. Ожидалось,  что при подготовке к переговорам нам  удастся обговорить со специалистами детали. Но, увы, судя по всему, Украина вообще не готовила своих предложений, а была готова проглотить все, что предложит российская сторона. Однако, срочность переговоров в Харькове все же не исключила возможность  передачи краткого текста нашего   варианта  предложения переговорщикам через  министерство обороны. Но вариант не рассматривался на высшем уровне, а только кулуарно.

     Но все же, в расчете на то, что жизнь не стоит на месте,  предлагаем ознакомиться  с    замыслом  наших предложений. Думаю, что он в  перспективе, когда наша власть станет более сведующей,  может быть использован

  

      Итак, предложить  Российской Федерации, в ответ на ее просьбу не выводить ЧФ из Севастополя и Крыма, следующее: оставить  основной состав  флота в Крыму, а  передислоцировать до 2017 года, как полагалось договоренностями  1997 года,  на свою территорию   только  Штаб ЧФ и  Командный пункт (ЦКП), а также необходимые для их обслуживания подразделения  флота.

 Обоснование.

     - Данное  перебазирование  с точки зрения объема работ,  не является непосильным для выполнения РФ за оставшиеся  7 лет до 2017 года. Для  его  осуществления необходимо построить дополнительные жилье и служебные помещения  в Новороссийске или в другом месте и переоборудовать в небольшом объеме прибрежные стояночные  коммуникации для  нахождения  дополнительно  нескольких  кораблей и других  плав-  средств. Эти и другие  мероприятия  обеспечат расположение и работу Штаба ЧФ в  новом месте на российской территории.

    - Что касается передислокации ЦКП, то на территории РФ имеется оборудованный Запасной  КП (ЗКП), который   обеспечивает управление ЧФ в случае выхода из строя  основного КП. Данная задача, при  передаче управления с КП на ЗКП, выполняется практически в течение года  многократно, на всех учениях и отдельно при проверках  боеготовности командных пунктов..

   - При  принятии указанных договоренностей срок вывода  основного состава  кораблей ЧФ из Крыма может быть продлен  на определенное время, что может быть решено в дальнешем.

      Положительные последствия для Украины.

    -  В Севастополе и в Крыму – на территории Украины, организуется одно единое военное управление – украинское – Командующего ВМС  Вооруженных Сил Украины.

        - В Севастополе сохраняются рабочие места на   российско-украинских и российских предприятиях, которые постепенно передаются  городу и Крыму. Успокаивается  большинство населения Севастополя.

        - В Крыму  и Севастополе  ослабевают про российские  настроения. Влияние  патриотических  украинских  национальных   силы   усиливаются.

        - В Украине, в общем,  постепенно успокаиваются  противоречия  между Западом и Востоком в отношении Севастополя и ЧФ РФ.

          Следует представлять и следующее – самое главное. Если данный план передислокации руководящих органов Черноморского Флота Российской Федерации: Штаба и КП  осуществился бы, то в мире на всех официальных картах, схемах  и т. д. знак (флаг, как положено в военной администрации), обозначающий  нахождение  ЧФ РФ, будет располагаться уже  на российской территории   и  это будет свидетельством для  мировой общественности о том, что данная проблема между Украиной и Россией в принципе  решена. Для  ЧФ РФ, по сути, с точки зрения его дислокации, обстановка не меняется, так как и сегодня его базирование в Черном море расценивается как: 50% сил находится на российской территории, 50% - на украинской, в Крыму и Севастополе. Политически, конечно, это была бы победа Украины,  и  она давала шансы на уход россиян, в первую очередь из Севастополя в будущем,  но,  увы.

        Конечно, мы далеки были сегодня  от мысли, что  при тех тесно – подчиненных  отношениях, которые сложились  в украинских  властных структурах по отношению к   российскому руководству, наш замысел  переговоров мог  иметь успех. Но в нем есть здравый смысл и практическая уступка  для  России, которой реально некуда перебазировать корабли. И, в общем, наличие украинского варианта переговоров поднимало бы международный  авторитет Украины и ее руководства, а россиян  заставляло бы  думать о том, что украинцы  тоже думают…

 

    Вернемся к Посланию президента.  Наверно,  важно и то, что  в нем   есть отдельное обращение и обещания  людям, работающим  в структурах сектора безопасности: сотрудникам органов безопасности и военнослужащим, которое  уже подтверждено, хотя небольшим, но все же увеличением военного бюджета.  Действительно на 2010 год военный бюджет увеличен по сравнению с 2009 годом, в частности, для министерства обороны на 1,4 млрд. грн. по основному фонду. Всего на 2010 год на оборону выделено 13,47 млрд. грн., (менее  70% минимальной потребности) что составляет 1,24 % от ВВП – 8,8 млрд.  по общему  и  4,6 млрд. гривен по специальному фондам, а также  760, 3 млн. грн.  планируется впервые выделить из Стабилизационного  фонда Кабинета министра Украины. Таким  образом, оборонный бюджет - 2010 увеличен на 4,6 % (прогнозируемый уровень инфляции в нынешнем году составляет 13,1 %).

      Оптимистично звучат  и следующие слова президента. «Усилия  государства  в оборонной сфере  будут  сосредоточены  на создании Вооруженных Сил, адекватных современным вызовам и угрозам. Необходимо  сформировать четкую программу подготовки  Объединенных сил быстрого реагирования к выполнению задач по предназначению. Именно на  развитии этих сил должны быть сконцентрированы усилия, финансовые, материальные и другие ресурсы. Последовательное  и целеустремленное  применение  указанных мер должно существенно увеличить потенциал органов  сектора безопасности Украины и уровень ее национальной безопасности». Справедливости ради можно рассматривать  данную мысль президента, как конкретное  действие в плане осуществления срочных мер (о которых говорилось ранее) для обеспечения внеблокового статуса Украины.

       Декларируемое в Послании  состояние ВС должно обеспечиваться и соответствующей боевой подготовкой, участием в различных международных учениях. Такой план учений на 2010 год со странами НАТО, как уже  указывалось,  утвержден в   полном объеме и это  положительный факт и его можно оценить, в определенной мере, как демонстрацию намерений сохранить дальнейшее развитие сотрудничества с Западом, в. том числе партнерство с НАТО. Вместе с тем существует риск возможного снижения уровня сотрудничества с Альянсом  в меру интенсификации отношений в военной сфере с Россией.

 

      Однако, все-таки перспективы  взаимодействия Украины с НАТО вызывают достаточно вопросов. С одной стороны власть заявляет о том, что она  сняла с повестки дня вопрос интеграции и вступления Украины в НАТО, а с другой стороны, она же говорит об активном  выполнении Годичной национальной программы на 2010 год,  имеющей название -  «…по подготовке Украины к приобретению членства в Организации Североатлантического договора».

    Одновременно с этим в Послании президента в разделе о внешней политике, в пункте Третьем – «Главное задание внешней и политики безопасности – защита национальных интересов в мире, который изменяется. Далее -  вопрос инструментов», сказано буквально следующее  «…Украина нуждается во взаимодействии с НАТО, другими организациями по безопасности. Ныне необходимо от деклараций  и заявлений переходить к практичным действиям. Украина настойчиво будет работать над развитием новой системы коллективной безопасности в европейском и  евро-атлантическом пространстве…». Видимо, здесь  власть пытается показать  свое расположение как к  проекту  президента Д.Медведева о новой системе коллективной безопасности в пространстве ОБСЕ, так и не забывает о евро-атлантическом пространстве. Как все это в перспективе  будет согласовывается для внеблокового государства  Украины - не ясно.

      Во  взаимоотношениях с НАТО опасен  следующий синдром. Когда мы говорим о переводе Украины на партнерские  взаимоотношения с НАТО  в сугубо практическом направлении, в основном  в  области  военных мероприятий, которые  согласно проводимого с НАТО  специального «оборонного анализа» включают следующие три направления: оборонное планирование с применением метода, ориентированного на возможности; наращивание оперативных возможностей определенных сил  и способов; участие в операциях по урегулированию кризисов, то становится очевидным, что в масштабном содержательном   военно-политическом  отношении  мы ссужаем наши отношения с НАТО, до сугубо  военно-тактических и оперативно-тактических. Выпадает из области взаимоотношений общая  информационно- политическая составляющая, которая должна выполняться в нормальном  государственного уровня партнерстве в интересах  повышения знаний общественности и украинского населения об Альянсе.  В результате  создаются условия для продолжения, как это было  в последние годы,   оболванивания  людей  в отношении НАТО. И  возникает мысль о том,  что идеологи изменений, уже сложившихся за прошедшие  годы, отношений Украины с НАТО, стремятся перевести страну на более низкий узкий  уровень знаний и пониманий Альянса,  на уровень  только практического взаимодействия в области военных  мероприятий «Партнерства во имя мира»,  на уровень, с какого мы начинали в 90-е годов прошлого столетия. При этом,  украинское  население и общественность как бы переводятся на уровень информированности о НАТО, который составлен политическими идеологами для населения России – «НАТО  это вероятный  противник».  А при  таком  замысле в условиях реализации проекта внеблоковости   наше украинское, по сути, европейское общество, будет по-прежнему находиться в неведении и в рамках ложной информации об Альянсе и о его трансформации со  времен холодной войны. И процент голосов за вступление в НАТО будет по-прежнему невысокий. Но, думаю, что этого уже не получится, наш гражданин, и даже житель  сельской местности,  изменился и требует свежих правдивых  знаний о современном НАТО, его деятельности и преимуществах жизни населения  страны – участницы НАТО.

    Необходимо подчеркнуть и следующее, что подтверждает наши  опасения и выводы.  В принятом Законе «О принципах  внутренней и внешней политики» указывается, что  основным принципом  внешней политики страны «является соблюдение  Украиной политики  внеблоковости, что означает неучастие Украины в военно-политических союзах, приоритетность участия  в совершенствовании  и развитии  европейской  системы коллективной безопасности, продолжение конструктивного сотрудничество с НАТО и другими военно-политическими блоками по всем вопросам, представляющим взаимный интерес». Таким образом, Украине в европейские системы можно, а в  натовские – евро-атлантические нельзя. Почему? Ведь десять стран из бывшего  Варшавского договора и частично из Советского Союза за последние годы, именно через НАТО, благополучно попали и здравствуют  в европейской структуре – ЕС, а Украине нельзя. Мы что, прокаженные? Внеблоковое состояние для Украины придумано потому, что это нам выгодно? Нет не потому, а  потому, что наша внеблоковость выгодна  только  «дружественной» России, способствует ее всестороннему  развитию, но никак не способствует украинскому благополучию. Ведь придет время, когда надо будет новому поколению объяснить, почему им можно, а нам нельзя. И для объяснений уже будет недостаточно общих фраз о  экономических выгодах в обмене на суверенитет.  

 

      Что касается отношений с Европейским Союзом, то в области сотрудничества  с Украиной  в военном отношении, здесь также появляется интерес. У ЕС уже есть перспективные военные планы. Например, речь идет  о  создании многонациональных  военных формированиях высокой готовности – боевых тактических групп ЕС, которые могут действовать на большие расстояния в интересах ликвидации кризисных ситуаций у стран-членов и стран-партнеров. Украина уже участвует в этом проекте, в частности, в  боевой тактической группе «Балтийская», под руководством Польши и наш самолет аэромедицинской эвакуации АН-26 «Вита» находится на боевом дежурстве в составе этой группы с готовностью перелететь на дальность до 6 тысяч миль от штаба  в Брюсселе.

      Существуют и другие военные проекты ЕС, в которых Украина планирует участвовать. Например, в операции ЕС «АТАLАНТА» по борьбе с морским пиратством, в операции  ЕС «HELBROC «  для выполнения гуманитарных и стабилизационных операций и других.  Безусловно, все эти и другие  воинские проекты не направлены против России, которая сама в них активно участвует.

  Но, все же,  останавливаемся на  вопросе  сотрудничества с ЕС в военной сфере, и ради того, чтобы предупредить всех нас, что в условиях, когда это сотрудничество значительно расширится, и Украина сможет по общим показателям очень близко подойти к  вступлению  ЕС, то,  вполне вероятен  очередной выброс протестного негатива  со стороны России, подобно тому, как это сделано в отношении  НАТО, чтобы не допустить ухода Украины из зоны влияния России. Россию и ее « пятую колонну» в Украине здесь успокаивает то, что готовность и вступление Украины в ЕС, если и произойдет, то произойдет очень не скоро. И это время уже будет связано с другим поколением российских и украинских руководящих политиков. Но все же Украина, будь бдительной! 

ОСТАННІ СТАТТІ